Уолл-стрит под следствием: началась охота за головами

В стремлении как-то осмыслить кризис американцы проявляют творческие способности. 29 октября группа художников буквально устроила «таяние экономики» – literal meltdown (игра слов: meltdown означает и «таяние», и «обвал рынка». – Прим. перев.), – установив ледяное изваяние слова economy весом 1500 фунтов (68 кг) на Фоли-сквер на Манхэттене. По словам одного из организаторов, эта инсталляция «метафорически фиксирует последствия отказа от регулирования рынков». Но для большинства людей катарсис наступит только с другой «фиксацией» – арестом и прилюдным унижением в зале суда былых титанов Уолл-стрит, которых общественность считает ответственными за все беды.

При сегодняшней политической конъюнктуре правительство будет испытывать чрезвычайно сильное давление – от него будут требовать отправить на скамью подсудимых некоторое количество видных финансистов. В настоящее время одно только ФБР расследует деятельность более двух десятков компаний. Регуляторы рынка, генеральные прокуроры штатов и Министерство юстиции тоже наперегонки стараются раскрыть правонарушения, подробно анализируя электронные письма и выискивая осведомителей в таких фирмах, как Fannie Mae, American International Group и Lehman Brothers – единственной компании на Уолл-стрит, которой дали обанкротиться. Ожидается, что по меньшей мере 17 бывших менеджеров Lehman Brothers, в том числе и бывший глава компании Дик Фалд, получат повестки с вызовом на большое жюри.

Вероятно, следствие сосредоточит свое внимание главным образом на завышении оценок стоимости активов и нарушении законодательства о раскрытии информации. Глава обанкротившегося энергетического гиганта Enron Кен Лэй был признан виновным отчасти из-за представления информации о делах компании в радужном свете, тогда как он знал, что ее дела плохи. Кто-то может попытаться провести параллель с Lehman Brothers, чье руководство назвало финансовое положение компании «прочным» всего за несколько дней до начала процедуры банкротства.

Однако для того, чтобы установить факт мошенничества, нужны доказательства злого умысла. Доказать же это, не отходя от принципа отсутствия обоснованных сомнений, будет, вероятно, нелегко – даже для жюри, не расположенного оправдывать «жирных котов» с Уолл-стрит за недостаточностью улик. Точно так же и плохое управление рисками, как это ни прискорбно, не является незаконным. Парадоксально, но ответчикам может помочь сама острота финансового кризиса. «По мере развития кризиса обвинению стало все труднее доказывать, что мошенничества совершала какая-то конкретная компания», – утверждает Роберт Джиуффра из юридической фирмы Sullivan & Cromwell.

Более того, возможно, тяжело будет доказать, что финансисты сознательно завышали стоимость сложных ценных бумаг, обеспеченных ипотекой. Те, кого обвинили в сокрытии убытков, могут указать на непрекращающиеся споры о правилах переоценки ценных бумаг на основе текущих рыночных цен – правил, которые недавно были смягчены регуляторами. Хотя создать дым, которого, как известно, без огня не бывает, могут любые электронные письма, отражающие внутренние сомнения авторов относительно правильности переоценок, говорит Мэри Джо Уайт из другой юридической фирмы, Debevoise & Plimpton.

В пользу корпоративных ответчиков изменился и правовой климат. Несколько агрессивная тактика, к которой обвинение прибегало после того как лопнул пузырь доткомов, теперь смягчена: например, теперь фирмы снова могут пользоваться правом адвоката не разглашать информацию, полученную от клиента, не опасаясь, что это будет рассматриваться как отказ от сотрудничества с властями. Согласно новым установкам по определению меры наказания, 25-летние сроки отныне менее вероятны. В гражданских делах три постановления Верховного суда сделали мошенничество еще более труднодоказуемым правонарушением.

Следователи еще не предъявили убедительные доказательства неэтичного поведения финансистов с Уолл-стрит, не говоря уже о более серьезных правонарушениях, за которые положено длительное тюремное заключение. Им предстоит еще многое выяснить. Об этом говорит то, что пока повестки получили только аналитики, которые прикрывали Lehman, причем у них запросили сведения, которые могли бы свидетельствовать о том, что им давали неверную исходную информацию. Возможно, следователи и найдут грязь, но заставить ее прилипнуть будет гораздо труднее.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.