Тест на украинский патриотизм

Идефикс современной украинской власти — полный разрыв экономических связей с Россией. Это никогда не скрывалось. Петр Порошенко даже готов отказаться от российского газа в пользу более дорогого, но идущего с запада.

Именно идеология фанатиков, а вовсе не коварный Владимир Путин, привели к коллапсу.

Пустые полки магазина в Киеве. Фото Евгения Муджири (АиФ Украина).

Сегодня Украина полностью зависит от кредитов МВФ. Как ожидается, 11 марта придет небольшой транш — строго на обслуживание прежних долгов. Поэтому падение гривны, усиленное паникой, скорее всего, продолжится.

То есть, страна уже сменила зависимость от России на зависимость от международных кредиторов, с которыми невозможно договориться или обмануть клятвами в вечной дружбе. И я не уверен, что этот «украинский выбор» лучше прежнего.

Местные аналитики с удовольствием констатируют, что миллиардные потери от тотального прекращения торговли с восточной соседкой постепенно компенсируются продажами в других странах. Страна ищет новые рынки и мелкими шажками их находит.

Это не новое слово в торговле — всегда можно договориться с новым покупателем. Лишь бы он нашелся быстро, до тех пор, пока не остановилось собственное производство.

Украина же поступила иррационально — сначала отказалась от прежнего рынка, а затем стала искать новые. То есть, идеология оказалась важнее. Именно ее победа над здравым смыслом и привела к жесточайшему кризису. Валютной выручки нет, гривна ушла в штопор.

Вот почему Киев так рассчитывает на крупные внешние займы — ему нужно время, чтобы продержаться, пока экономика не поменяет направление с востока на запад. В этой стратегии есть только один подвох: цена вопроса. По некоторым оценкам, чтобы окончательно оторваться от России, Украине понадобится около полутора триллионов долларов в течение ближайших 15—20 лет. Причем, не в долг, а в виде подарка.

Самой собой, таких денег никто, никогда и никому не даст, сколько бы «революций достоинства» не проводилось. А значит, украинцы обречены на тотальную нищету.

Вот что ждет страну в ближайшее время:

уравновешивание экспорта и импорта — прекращение завоза в страну того, что не является предметом первейшей необходимости. Все остальное становится невероятно дорогим;
быстрое вымывание импортных товаров и отсутствие новых завозов;
гибель потребителя как явления и смерть мелкого и среднего бизнеса;
закрытие всего, что не является жизненно важным, — салонов красоты/парикмахерских, гипермаркетов электроники, бутиков с одеждой, косметикой, парфюмерией, кафе, баров, ресторанов;
массовая распродажа б/у вещей по старым ценам;
крупные торговые сети попытаются разорить мелких лавочников, и, скорее всего, у них это получится, потому у армии безработных будет пополнение;
все реальное производство на время курсовых скачков замирает, а после стабилизации, которая произойдет неведомо когда (произойдет ли, если в стране война) откроется и будет работать непонятно как;
цены автоматом поднимутся. 80% топлива — валютный импорт, потому подорожают абсолютно все товары;
забудьте о машинах. Они теперь непозволительная роскошь. Следовательно, те, у кого есть валюта, смогут прикупить неплохой автомобиль за низкую цену на распродаже;
выживут те, кто или свалит на заработки или сможет работать на удаленке за валюту, или, на крайний случай, сможет максимально долго сохранять в неприкосновенности свои валютные сбережения;
фактически, страна возвращается к натуральному хозяйству и бартеру;
резко возрастет количество преступлений против собственности.
Я не думаю, что киевский журналист Иван Лизан сгущает краски. К сожалению, иных перспектив в ближайшее время у Украины нет. Если, конечно, страна не придет в себя и не начнет заниматься делом — восстанавливать экономические связи со своим ближайшим соседом — Россией. Революционных романтиков должны сменить жесткие реалисты.

Честно говоря, я не думаю, что в ближайшее время это случится. Киев время от времени будут подкармливать новыми кредитами в мелких купюрах, и каждый полученный транш будет выдаваться за очередную перемогу. Чтобы было понятно: 40 млрд долларов, которые обещают МВФ и страны G7, — это на карманные расходы. Предполагается, что незалэжная держава должна научиться жить на свои.

Что автоматически означает разворот на восток. Хочет этого страна или нет. Таким образом, самый простой тест на вменяемость украинской власти — ее отношение к экономическим связям с Россией. Как только очередной украинский политик скажет, что его цель — ликвидировать зависимость от Москвы, он должен автоматически вычеркиваться из списка патриотов. Ибо зависимость от МВФ и других финансовых институтов, как сегодня могут убедиться все, гораздо опаснее и безнадежнее.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.