Американские скотоводы приходят на российский рынок

Американские скотоводы находят для себя места на новых пастбищах – в степях России.

Животноводы в США довели до совершенства характеристики самых сильных и мясистых пород скота, таких как абердин-ангусская и герефордская. Но из-за торговых ограничений они не всегда могут экспортировать замороженное мясо этих животных.

Однако они могут продавать быков-производителей и телок во время экзотических зарубежных поездок со своих ранчо на Среднем Западе в такие страны как Россия, где их просто призывают процветать и пропагандировать свои умения, иногда под бдительным оком самих американских фермеров.

«У этой страны столько же потенциала, сколько и у всего остального мира», — заявил в четверг разводящий быков животновод из Монтаны Даррелл Стивенсон (Darrell Stevenson), приехавший в составе американской торговой делегации на сельскохозяйственную выставку.

Если бизнес США в целом находится в состоянии депрессии, то у экспортеров скота все же имеются некоторые – простите, пока только один – рынок для быков. Засуха в Техасе привела к повышению цен на скот, и это вместе с одновременным удешевлением доллара способствует наращиванию американского экспорта по всем направлениям.

Делегацию возглавлял губернатор Канзаса республиканец Сэм Браунбэк (Sam Brownback). Там присутствовал и другой Сэм – американский бык абердин-ангусской породы из Монтаны, бездельничавший в своем стойле, жевавший жвачку и демонстрировавший мускулы.

Продажа за границу быков на племя это побочный бизнес в животноводстве, который обычно называют экспортом генетических ресурсов.

«У них полно травы, и они хотят превратить ее в протеин», — сказал Браунбэк. Губернатор, сопровождаемый канзасскими фермерами, которые производят «сырьевой материал», или чистокровных быков для других животноводов, посещает в этом месяце Россию и Казахстан. «Они хотят найти правильный генетический материал», — отмечает он.

Российские руководители, включая министра сельского хозяйства, не заинтересованы в увеличении квот на импорт говядины, но они готовы покупать американский скот на племя. «Они берут нефтяные деньги и вкладывают их в свое стадо», — заявляет Браунбэк.

Международный селекционный бизнес нельзя назвать старой школой. Современные животноводы зачастую экспортируют эмбрионы, поскольку их поставлять дешевле. Но когда покупатель хочет быстро увеличить стадо, ничто не сравнится с хорошим быком.

«Бык может быстро оплодотворить большое количество коров», — говорит Стивенсон.

Русские хотят снизить свою зависимость от импорта говядины из Бразилии и Австралии. Но без посторонней помощи им трудно этого добиться, потому что после распада Советского Союза местные колхозы в массовом порядке начали забивать скот, чтобы получить быстрые деньги, в связи с чем стадо существенно сократилось и истощилось.

Сегодня в России общее поголовье скота составляет 26,9 миллиона голов, о чем сообщается в докладе Министерства сельского хозяйства США. В Америке же поголовье скота составляет около 92,6 миллиона.

Американские ковбои экспортируют племенных бычков, когда те достигают возраста 12 месяцев. У хорошего быка-производителя активная карьера составляет пять-шесть лет, говорит Стивенсон, который два раза в год проводит у себя на ранчо аукционы, распространяя в интернете видеозаписи своих телят.

Коммерсанты-селекционеры довели до совершенства то, что Стивенсон называет предсказуемостью. Они представляют потенциальным покупателям развернутые таблицы с теми характеристиками, каких можно ожидать от потомства племенных быков. Это вес при рождении, объем хребтового сала, а также степень мраморизации будущего стейка.

По словам Стивенсона, тех быков, которых он продает у себя дома по 4 тысячи долларов за голову, в лишившейся скота России можно продавать почти за 8 тысяч. Именно эти цены заставили его вместе с российским партнером открыть к югу от Москвы племенное хозяйство, которое они назвали «Стивенсон-Спутник». Начал Стивенсон с того, что привез из Монтаны 1400 стельных коров.

«Хочешь увидеть, как на тебя косо смотрят – прокатись верхом на лошади по российской деревне со шляпой на голове, и послушай, как они орут, улюлюкают и указывают на тебя своими вилами». Так Стивенсон в своем «стетсоне» рассказывает о жизни в российской скотоводческой глубинке.

Еще одна сторона советского наследия в животноводстве – это выращивание скота двойного назначения, или мясо-молочных пород, что менее эффективно, чем разведение чисто мясных пород. Во многих российских колхозах такие животные сохранились до сих пор, и цель хозяйства «Стивенсон-Спутник» заключается в продаже быков абердин-ангусской породы для скрещивания с коровами мясо-молочного направления. В итоге они хотят получить через несколько поколений чисто мясное потомство.

Фермер из канзасского Ингаллса Стив Ирсик (Steve Irsik), который также входил в состав делегации, заявил, что его заинтересовала идея поставок живого скота в Россию. Но он намерен пойти другим путем, отличающимся от методов Стивенсона. По его словам, русским надо импортировать чистокровный скот абердин-ангусской и герефордской породы, а затем скрещивать его для производства говядины в коммерческих целях.

Проблема межпородного скрещивания абердин-ангусских быков с российскими коровами состоит в том, что «неясно, что получится в итоге», говорит Ирсик. «Это как скрестить футболиста с балериной».

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.